1.2. Выработка индивидуальных и коллективных санитарно-гигиенических привычек


           В жизни человека привычки играют важную роль.
           Все живые существа обладают общим для них фундаментальным свойством — активностью. Это свойство заключается в том, что для любого существа не безразличны элементы окружающей среды, и оно обязательно вступает с тем или иным из них во взаимодействие. Объективная необходимость во взаимодействии того или иного рода с тем или иным элементом среды выступает в качестве потребности, сам же этот элемент — в качестве объекта потребности. Например, потребность в пище — это проявление активности существа, направленной на химические вещества, относящиеся к классам белков, жиров, углеводов, витаминов, минеральных солей и микроэлементов. Характер такого взаимодействия заключается в поглощении и последующем усвоении этих веществ с частичным превращением их существом в часть самого себя. Эта и аналогичные потребности (например, в воде) называются органическими: благодаря их удовлетворению существо поддерживает свою жизнедеятельность и свою целостность. Существуют потребности другого рода: например, потребность в ощущениях и впечатлениях, возникающих при контакте с другими представителями своего вида.

Картинка
           Любое существо, кроме человека, изначально ограничено природой в том круге элементов окружающей среды, с которыми оно может вступить во взаимодействие, к которым оно может быть не безразлично. Для человека же есть элементы актуально необходимые (т.е. уже сделавшиеся объектами потребности) и потенциально необходимые; в процессе индивидуального развития человека и в ходе развития человеческого общества в целом количество тех и других все увеличивается.
           Еще одно отличие, характерное для человека, заключается в том, что он существо в вышей степени активное. И в этом он тоже находится на качественно более высоком уровне: у животных удовлетворение потребностей, предусмотренных самой природой, практически исчерпывает их активность, у человека же удовлетворение даже высокоразвитых потребностей этого рода полностью не исчерпывает его активности, позволяющей взаимодействовать вес с новыми и новыми элементами окружающей среды.
           Активное отношение к окружающему миру легко проследить уже с первых часов после рождения ребенка. Для поддержания жизни нужен кислород, и ребенок, едва появившись па свет, делает глубокий вдох. И первый вдох, и сопутствующий ему первый выдох (первый крик), установление ритмичного дыхания необходимы для полного расправления легких, для исправного их функционирования в дальнейшем, а это, в свою очередь, необходимо для надежного обеспечения организма кислородом. Следующее проявление активности новорожденного — поиск пищи. После рождения некоторое время ребенок спит, по затем начинает беспокоиться, просыпается и принимается искать грудь; найдя грудь, активно сосет ее. Если вместо молока дать ему что-то иное, он, сделав одно-два сосательных движения, отказывается сосать и вновь проявляет беспокойство. Полностью ребенок успокаивается, лишь получив необходимое и требуемое — грудное молоко. Пусть и в ограниченной степени, в этом ярко проявляется активность ребенка - он настойчиво ищет что-то совершенно определенное, показывая высокую избирательность своего отношения к окружающему.
           По мере развития ребенка его активность проявляется во все новых формах. Если сначала чувство голода у пего выражалось беспокойством и плачем, а также такими признаками, как чмоканье, шевеление губами и т.д., то через некоторое время ребенок уже тянется к пище, а со временем и просит се у родителей.
           Как и любое живое существо, человек обладает способностью к так называемым органическим движениям (или двигательным актам), т.е. перемещению тела или какой-либо его части в пространстве благодаря происходящим в определенной последовательности сокращению и расслаблению мышц или разгибанию конечностей в суставах. Способность к органическим движениям позволяет человеку взаимодействовать с различными элементами окружающей среды. При этом из всего огромного разнообразия органических движений, которыми природа наделила человека, благодаря повторению (упражнению) в процессе индивидуального развития выделя¬ются некоторые движения, становящиеся произвольными, т.е. такими, ко¬торыми человек может управлять. Еще И.М. Сеченов обратил внимание па то, что число произвольных движений, производимых человеком руками, ногами, головой и туловищем в действительности, сравнительно с числом возможных движений, определяемых анатомическим устройством скелета и его мышц, представляется до чрезвычайности ограниченным. Дело в том, что в качестве произвольных выделяются и развиваются те из органических движений, которые направлены на определенный предмет. Например, одним из первых среди произвольных движений у ребенка развиваются движения рук: он тянет их к матери, к бутылочке с едой, к яркому предмету и т.д. Произвольность и предметная направленность движений - два неразрывных их свойства. При этом свойства предмета в значительной степени определяют особенности и последовательность движений человека, направленных на взаимодействие с ним.
           Как правило, одного элементарного движения недостаточно для взаимодействия с каким-либо объектом. Например, когда ребенок хочет, чтобы мать взяла его на руки, он, в соответствующем возрасте, не просто протягивает к пей руки, но и хватается за кроватку и привстает, выражая тем самым желание быть взятыми (знак для матери) и вместе с тем непосредственно к пей немного, на уровне своих возможностей, приближаясь. В более старшем возрасте ребенок в этой ситуации может также в нетерпении подпрыгивать в кроватке.
           Последовательность движений, направленная на какой-либо предмет, подчиненная цели определенного взаимодействия с ним, называется действием. В описанной выше ситуации целью действия ребенка был непосредственный контакт с матерью, ощущение прикосновения к ней; возможность лишь зрительно воспринимать ее для ребенка была явно недостаточной. В рамках действия составляющие его отдельные движения выступают уже не просто как движения, а как частичные действия, или операции.
           Человеку свойственны различные виды движений: связанные с поддержанием и изменением позы; с перемещением тела; выразительные движения мышц лица (мимика) и тела (пантомимика); более развитые виды выразительных движений, важные при общении людей, например рукопожатие, аплодирование, кивок, поклон и т.д.; рабочие (трудовые) движения. Специфические движения, определяющие произнесение звуков: напряжение и расслабление голосовых связок, мышц гортани, языка, губ, сокращение и расслабление диафрагмы. В этом проявляется уже отмеченный выше факт наличия у человека способности к широкому спектру разнообразных движений, из которого постепенно выделяются лишь некоторые, становящиеся произвольными. Известно, что ребенок первого года жизни лепечет, и среди произносимых им звуков выявлены характерные для самых отдаленных по своим особенностям языков, однако говорить он начинает на языке, на котором разговаривают окружающие его люди, и в последующем овладение другими языками представляет для него самостоятельную и порой нелегкую задачу.
           Управление движением предполагает произвольное его начало и окончание, изменение темпа и затрачиваемого усилия и т.д. Само же движение осуществляется благодаря его механизму, данному природой, в виде определенного строения и свойств двигательного аппарата. У маленького ребенка движения очень просты и количественно ограничены.
           В результате многократного повторения отдельных движений для их осуществления уже не требуется специального контроля, и они осуществляются автоматически, т.е. без участия сознания. По мере развития ребенка движения становятся все более сложными, приобретается навык осуществления определенных действий и то, что па определенном этапе развития выступало в качестве самостоятельного действия, становится лишь компонентом более сложного действия и в качестве такового тоже начинает выполняться автоматически. Все это происходит вследствие повторного многократного решения определенной двигательной задачи. При этом ребенок постепенно приобретает способность выполнять весь комплекс отдельных движений как единый целенаправленный акт, так как благодаря автоматизации отпадает необходимость контроля за каждым компонентом сложного действия, т.е. отдельными относительно простыми действиями, не говоря уже об отдельных движениях.
           Эти автоматизированные системы предметных действий получили название навыков. Иными словами, навык — это способность произвести то или иное действие без специального контроля сознания. Приобретая навыки, ребенок становится способным выполнять все более сложные движения, решать все более сложные двигательные задачи, на все более высоком уровне осуществлять взаимодействие с элементами окружающей среды. Без приобретения навыков невозможно было бы ни учиться в школе, ни работать. Объясняется это тем, что навык разгружает сознание от контроля за каждым отдельным движением или действием и позволяет оперировать все более сложными и совершенными комплексами действий. При этом относительно простые задачи, выполняемые благодаря навыкам, включаются в качестве звеньев в более общие, сложные и крупные задачи. Без выработки навыков любое действие требовало бы такого напряжения внимания, что деятельность человека (т.е. система его действий в целом) свелась бы к набору наиболее примитивных действий и возможности ее расширения и совершенствования были бы исключены. Важно, что осмысленное, целенаправленное повторение действия не является буквальным повторением одного и того же комплекса движений; этот комплекс в течение определенного времени перестраивается, совершенствуется, рационализируется, движения становятся все более экономичными, и цель действия достигается все более и более эффективно.
           Выработка навыков у ребенка — процесс непрерывный и в значительной степени самостоятельный. Но он становится особенно успешным под влиянием взрослого, который руководит действиями ребенка, показывая правильные приемы, стимулируя повторение наиболее важных из них, т. е. обучает ребенка. Все это в полной мере относится и к производственному обучению. Сначала происходит ознакомление с основными звеньями действия, затем складывается определенная последовательность операций (этап практического освоения) и, наконец, происходит совершенствование действия. Эффективность обучения отчетливо видна при сравнении, например, характера движений и производительности труда новичка, недавно пришедшего на завод, и опытного рабочего.
           У взрослого человека навыков огромное множество. И все они приобретены им в процессе индивидуального развития, путем отбора из общего количества органических действии и их последующего совершенствования и закрепления. В процессе развития ребенка не только происходит формирование определенных навыков, но и возникает, организуется и совершенствуется система его действий.
           До сих пор речь шла лишь о двигательных навыках. Но могут быть и навыки другого рода: понятие «навык» предусматривает автоматизированную систему операций, направленных на достижение определенной цели, с акцептом именно на автоматизацию, на устранение необходимости в специальном контроле над каждой операцией. При этом следует подчеркнуть, что развитие движений тесно связано с развитием психики и, наоборот, развитие психики - с развитием движений.
           Образы элементов окружающего мира, их сопоставление и взаимосвязи являются основой мышления. Формируясь в мозгу, они становятся элементами мысли. Перенос внимания от одного образа к другому, от самих образов к связи между ними составляет сущность элементарного движения мысли. Автоматизация этого процесса означает выработку мыслительных навыков.
           Что же такое привычка? Это действие, постоянное осуществление которого стало потребностью. Важен именно момент постоянства. Любое произвольное действие имеет предметную направленность. И в этом смысле оно всегда не случайно. Вместе с тем действие может быть случайным, если принять во внимание процесс освоения ребенком окружающего его мира. Случайные предметы, объекты, возбудившие у ребенка интерес, могут побудить его к определенным действиям, и иногда даже возможно формирование соответствующего навыка, а затем интерес ребенка к предмету может угаснуть или же этого предмета уже нет, и поэтому нет действий, направленных на него.
           Таким образом, навык может сформироваться до того, как возникнет потребность в его постоянном осуществлении, и тогда на основе навыка формируется привычка - навык как бы прокладывает ей путь. Или же действие становится навыком после того, как возникла потребность в осуществлении этого действия. Наконец, многие навыки так и не становятся привычками.
           Если человек не выполнил привычного действия (например, не вымыл руки перед едой, не убрал свое рабочее место и т.д.), он ощущает некоторый психологический дискомфорт: как будто ему чего-то не хватает, как будто он что-то забыл и никак не может это вспомнить, или же настроение у него ухудшилось, и он не может понять, по какой причине это произошло, или испытывает ощущение, что чего-то не доделал, и это над ним «висит», и т.д. Таким образом, привычка включает не только способность, но и потребность произвести определенное действие, а формирование привычки означает не столько возникновение нового навыка, сколько возникновение побуждения к постоянному осуществлению соответствую¬щей последовательности операций.
           Для превращения действия в привычку важна необходимость регулярного его осуществления, включение в качестве постоянного элемента в систему действия. Само по себе действие редко может стать привыч¬ным, если осуществляется вне всей системы действий, в которую оно включается в качестве элемента, или же если в основе его осуществления не лежит какая либо потребность, изначально заложенная природой. Например, легко формируются привычки, связанные с приемом пищи: сама потребность в пище побуждает человека к постоянному осуществлению необходимой системы операций. И поэтому в данном случае привычка принимать пищу есть способ реализации изначально существующего побуждения. Иными словами, привычка принимать пищу определенным образом здесь является вторичной потребностью, базирующейся на потребности первичной — в пище.
           В процессе удовлетворения той или иной потребности формируются другие потребности, вторичные но отношению к ней. Они формируются благодаря повторению и закреплению определенного способа действий, который сам становится потребностью и в качестве привычки выделяется среди всех других в принципе возможных способов удовлетворения исходной потребности. Таким образом, потребность не только находит свой объект (как отмечал психолог А.Н. Леонтьев, в самой потребности предмет ее удовлетворения «жестко не записан» и определяется лишь в процессе действий), но находит и свой способ удовлетворения. Сам факт удовлетворения потребности является подкреплением способа, которым эта потребность удовлетворяется. Но поскольку полезные с точки зрения данной потребности способы се удовлетворения могут выступать в качестве неблагоприятных в каком-либо другом отношении, взрослые должны внимательно следить за этим процессом, направлять его в правильное русло. В противном случае на основании одной и той же потребности могут сформироваться не только полезные, но и вредные привычки.
           Привычки могут быть ситуативными, т.е. находящими себе место при определенных условиях, проявляющимися в определенных ситуациях, и характерологическими — когда они выражают неотъемлемые особенности человека (например, манеру держаться, походку и т.д.) или же перерастают в устойчивые черты характера.
           «Посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу». В справедливости этих слов не приходится сомневаться. Действительно, характер определяет очень многое в судьбе человека. Как известно, нередко люди, обладающие ярко выраженными способностями, не достигают успеха в жизни (понимаемого как польза, приносимая человеком обществу, и общественная оценка его деятельности), хотя в детстве, в школьные годы на них возлагались определенные надежды. И в то же время другие, казалось бы, не блещущие какими-либо выдающимися способностями, достигают многого. Если внимательно присмотреться, то почти всегда оказывается, что дело в характере. Благодаря таким качествам, свойствам характера, как настойчивость, воля, целеустремленность, даже при средних способностях можно добиться в жизни большего, чем при очень хороших способностях, не подкрепленных указанными чертами. Без них даже при самой верной общей направленности человека большой пользы обществу он принести не сможет. Какой, например, толк от того, кто, мечтая совершить что-то хорошее, полезное для общества, не способен ни к каким конкретным действиям, необходимым для реализации своих намерений?
           Связь между характером человека и его судьбой достаточно ясна. А какова связь между привычкой и характером? В действиях человека окружающие оценивают обычно три их качества: правильность цели (с точки зрения общественной пользы пели и умения сочетать в своей деятельности личные интересы с интересами общественными), эффективность действий (с точки зрения правильности способа их осуществления для достижения цели), т.е. их техническую сторону, распределение действий во времени (своевременность или несвоевременность действий, осуществление действий без объективных к тому причин). Пожалуй, именно в особенностях распределения действий во времени наиболее отчетливо проявляются важнейшие черты характера, так же как в содержании цели проявляется общая направленность личности. Допустим, человек наметил себе правильную цель и в принципе обладает необходимыми навыками и условиями для того, чтобы ее достигнуть. Достаточно ли этого для ее реального достижения? Нет. Один не обладает достаточной выдержкой и проявляет торопливость в действиях, что снижает их эффективность и уменьшает вероятность достижения цели. Другой никак не может «раскачаться» и приступить к объективно необходимым действиям, откладывая их порой на неопределенный срок, будучи не в силах признаться себе самому, что, по существу, он так и не возьмется за дело и лишь занимается самоуспокоением. Третий не выдерживает усилий, необходимых для выполнения всех намеченных действий в полном объеме, и пытается облегчить себе задачу, рискуя провалить дело, а то и малодушно отказывается от достижения поставленной цели при всей ее притягательности для него. Привычки бывают простые и сложные, более важные и менее важные. Однако каждая из них имеет непосредственное отношение к характеру. С одной стороны, характер формируется в процессе выработки привычек, с другой— уже сложившийся характер определяет особенности формирования новых привычек. Особую ценность представляет привычка не оставаться без дела, а находить себе содержательное занятие. Если такой привычки нет, то человеку, оказывается, «нечего делать», хотя занятии можно было бы найти множество. Такой человек занят лишь в том случае, если внешнее давление, обстоятельства принуждают его к этому. К.Д.Ушинский писал: «...Во многих семействах... молодые люди... решительно не знают, что с собой делать, и мало-помалу привыкают убивать время. Эта привычка, приобретенная еще в юности, находит потом себе обильную пищу в обществе, которое обыкно¬венно дружно и изо всех сил хлопочет, как бы доконать время: как будто его дано человеку слишком много!» Он выступал против того, по его словам, «лакейского» препровождения времени, «когда человек остается без работы в руках, без мысли в голове; потому, что в эти именно минуты портится голова, сердце и нравственность». Главная особенность такого времяпрепровождения заключается в том, что оно заполняется примитивными, не требую¬щими никакого усилия занятиями и именно поэтому не только не способствует развитию личности, по и оглупляет человека. Действительно, пересуды о чужих делах, примитивные игры, пустые разговоры на несущественные темы — все это занятия, недостойные развитого человека. К тому же следует иметь в виду, что рано или поздно все это приедается, и люди, склонные «убивать время», ищут выхода для возникающего чувства неудовлетворенности, скуки и находят его — на уровне своего развития: во всякого рода выходках, дающих разрядку избытку не использованной на дело энергии, а нередко и в злоупотреблении алкоголем. Известно, что именно безделье способствует распространению дурных привычек, приводит к тому, что К. Д. Ушинский назвал порчей «головы, сердца и нравственности».
           Отсутствие сформированных, устойчивых, полезных привычек есть следствие отсутствия внутренних стимулов к деятельности, примитивизма этой деятельности.
           Отсутствие склонности к содержательной деятельности не позволяет такому человеку ставить перед собой отдаленные цели, что, во-первых, лишает его деятельность продуктивности, а во-вторых, формирует несдержанность, нетерпеливость в удовлетворении своих желаний, стремление удовлетворять их немедленно. Любая неудовлетворенность выводит его из равновесия, вызывает состояние напряжения, требующее немедленной разрядки. И найти ее он пытается наиболее примитивными способами, не требующими какого-либо усилия.
           Отсутствие привычки к содержательным занятиям служит преградой на пути духовного развития личности, и поведение таких людей становится все более ситуационным, а следовательно, они все более податливы к случайным влияниям, разного рода соблазнам.
           Известно, что некоторым людям не бывает скучно ни при каких обстоятельствах. Нет возможности в данный момент что-то сделать руками — они обдумывают что-то, что-то изобретают, усовершенствую и т.д., всегда заглядывают в завтрашний день, строят планы. Другим же часто бывает скучно, причем в обстановке, когда, казалось бы, для скуки нет места. Кажется, вокруг столько интересных занятий, но... Взялся за одно, да терпения не хватило, взялся бы за другое, да неохота, взялся бы затретье — неинтересно. Нo при этом сохраняется ощущение, что чего-то все-таки не хватает. В конце концов это может привести к употреблению алкоголя или наркотиков и т. д., которые обладают способностью снимать внутреннее напряжение. При этом следует иметь в виду, что неразвитые, не обладающие полезными привычками люди отличаются и безответственностью — неумением или нежеланием предвидеть ил учитывать последствия своих действий.
           Наличие или отсутствие определенных привычек непосредственным образом сказывается на выработке таких важных черт характера, как взгляды, представления, убеждения. Потерпев неудачу в достижении поставленной перед собой цели, которую он считал правильной, человек может пересмотреть свои прежних представления. Иногда это полезно, не зря ведь говорят, что «жизнь учит». А если представления, убеждения человека были правильными, но он не смог достичь полезного для общества результата, потому что был плохо подготовлен к практическому осуществлению своего намерения? Следовательно, любое убеждение должно подкрепляться результатами успешной деятельности. И взгляды, представления, убеждения человека могут измениться именно потому, что его действия в соответствии с ними оказываются лишенными эффекта.
           Может случиться и по-другому. Не в силах отказаться от своих намерении, но вместе с тем лишаясь уверенности в возможности их осуществления, в своей способности достичь цели, человек начинает довольство¬ваться мечтой, противопоставляя мир фантазий реальной деятельности.
           Таким образом, убеждение в необходимости выработки определен¬ной линии поведения лишь тогда обретает достаточную силу, когда формируется на подготовленной почве, а такой почвой являются воспитанные с раннего детства навыки и привычки. Лишь подкрепляясь необходимыми привычками, убеждение делается неотъемлемой чертой характера, а затем само, в свою очередь, способствует формированию и закреплению определенных привычек.
           Советский психолог С. Я. Рубинштейн приводил следующий пример того, как привычка может подкрепить или ослабить убеждение. «Школьник глубоко убежден, что нужно быть внимательным к людям, заботиться о членах семьи. Об этом он много раз читал в книгах, так его воспитывали учителя. Его мать, единственный взрослый член семьи, заболела. Если школьник обладает простейшими трудовыми навыками и привычками, он легко возьмет на себя домашние заботы, будет с удовольствием хозяйничать, ухаживать за малышами и матерью, и этот жизненный опыт будет формировать положительные черты его характера. Убеждения его приобретут действенный характер. Но если школьник не приучен к хозяйственным делам, его неумение сочетать домашний труд и учебные занятия, неудачные попытки помочь матери могут иногда привести школьника к разочарованию в самом себе, к тому, что он «опустит руки» и найдет оправдание своей беспомощности».
           Наличие ли отсутствие необходимых навыков и привычек сказывается и на интересах детей, подростков. Как известно, у ребенка формируется интерес к тому, что у него хорошо получается, и, напротив, он быстро разочаровывается в том, что у пего получается плохо, у него пропадает интерес к такому занятию.
           Однако следует учитывать, что привычки — не цель, а лишь средство полноценного развития личности, способ отбора, закрепления, а также постоянного осуществления необходимых форм деятельности, фиксация определенного способа действия благодаря, во-первых, формированию соответствующего навыка, во-вторых, тому, что сам такой способ действия становится потребностью. Поэтому привычки придают необходимую прочность и устойчивость всей системе воспитания. Как отмечал К. Д. Ушинский, без привычек воспитание напоминает здание, построенное на песке. Будучи способом закрепления достигаемого в развитии, как бы ступеньками этого развития, привычки не могут и не должны, однако, рассматриваться в качестве его побудительной силы. Более того, являясь стабилизирующим, закрепляющим механизмом в развитии личности, привычки сами по себе являются консервативными ее элементом.
           Привычки обязательно должны служить интересам расширения деятельности ребенка, и поэтому воспитание привычек обязательно должно сочетаться с развитием нравственных качеств, инициативы, чувства нового, с неуклонным духовным ростом ребенка. Только в этом случае достигается необходимое соответствие между консервативными и прогрессивными элементами воспитания. Если в процессе воспитания не происходит формирования системы все усложняющихся привычек, где каждая из них играет роль кирпичика в воздвигаемом сложном здании, а не венчает его, воспитание становится внешним, формальным, ребенок коснеет в своих привычках, и истинного духовного развития его не происходит.
           Становясь самоцелью, даже полезные привычки отрицательно сказываются на духовном развитии, склонности жить по трафарету, без поисков нового, без творческий устремлений. В моменты, требующие самостоятельности в решениях и действиях, такие люди проявляют беспомощность, так как имеющиеся у них даже полезные навыки и привычки как бы консервируют их па повседневном, рутинном уровне.
           Порой бывает и так, что какая-либо одна привычка, становясь самодовлеющей и уродливо гипертрофируясь, подчиняет себе все другие элементы деятельности человека. Например, педантичное требование от себя и окружающих соблюдать, скажем, чистоту может сделать жизнь такого человека и окружающих или зависящих от него людей невыносимой: постоянные замечания из-за любой мелочи, скандалы по поводу того, что не на месте лежит карандаш или что книга взята с полки и не поставлена обратно и т.д. Хотя сама по себе привычка к порядку и чистоте, безусловно, полезная и достойная.
           Кроме того, следует помнить, что даже хорошие привычки лишь тогда оказываются основой сильного характера, когда они прививаются параллельно с формированием нравственных убеждений и духовных интересов.
           Любое произвольное действие имеет предметную направленность. Следовательно, новая привычка может вырабатываться при наличии нового объекта, на который направляется активность ребенка, и условий, способствующих его взаимодействию с этим объектом. И то и другое обычно создается взрослыми, но не всегда обдуманно и целенаправленно. Если не руководить процессом выработки новых привычек, а пускать его на самотек, то взрослые могут неожиданно для себя оказаться перед фактом существования у ребенка уже в три-четыре года множества стихийно сформировавшихся привычек, причем далеко не все из них полезные.
           Можно легко проследить время возникновения отдельной привычки. Начал ребенок самостоятельно раздеваться — появляется привычка или аккуратно складывать вещи, или бросать их как попало. Начал читать книги - появилась привычка брать книгу только чистыми руками и обращаться с ней аккуратно, ставить ее после чтения на место или же привычка небрежно листать ее не за край страницы, а где попало, место, на котором прекратилось чтение, замечать перегибанием страницы и т.д. вместо использования специальной закладки. Начал ребенок самостоятельно выходить на улицу - возникает привычка аккуратно прикрывать за собой дверь или же хлопать ею и т. д.
           Таким образом, первое условие формирования полезных привычек - пристальное внимание родителей ко всем тем ситуациям и действиям ребенка, которые для него являются новыми. Необходимо внимательно следить за тем, как у ребенка вырабатывается определенный навык, не допуская неправильного действия и устраняя все, что мешает правильному действию в процессе его закрепления, а затем держать под контролем закрепление этого навыка и превращение его в привычку. Поскольку в условиях новой деятельности обязательно формируются те или иные при¬вычки, необходимо сразу же позаботиться о том, чтобы заложить хорошую привычку и не допустить зарождения вредной.
           Второе условие воспитания полезных привычек — четкая организация взрослыми всей системы действий ребенка, всей его деятельности. Нельзя ограничиваться лишь контролем за тем, как ребенок выполняет какие-либо свои обязанности. Важно не менее тщательно контролировать и проведение им досуга, рассматривая его прежде всего как период переключения на другую деятельность, а не безделье.
           Третье условие воспитания полезных привычек — пример взрослых. Для формирования полезной привычки недостаточно лишь объяснить, что она хороша. Необходимо служить примером в осуществлении полезного действия, давать указания по ходу выполнения действия, объяснить, почему его необходимо выполнять, пояснять смысл и механизм собственных действий в той или иной ситуации — это касается любого дела, будь то мытье рук, подметание пола, вытирание пыли и т.д. Как отмечал педагог Н. И. Болдырев, «воспитательная сила примера основана на склонности и способности детей к подражанию. Не имея достаточных знаний и жизненного опыта, дети присматриваются к поступкам и действиям окружающих, подражают им, стараясь вести себя так, как ведут взрослые». При этом взрослые должны добиваться не только того, чтобы ребенок понял, что следует делать, а реально делал это, упражнялся в правильном действии. Ведь привычным, как уже говорилось, не может считаться то, что еще не осуществлялось.
           Четвертое условие воспитания полезных привычек — их подкрепление. Необходимо так организовать действия ребенка, чтобы желательные подкреплялись, а нежелательные не подкреплялись. В качестве подкрепления может служить похвала, одобрение окружающих; непосредственное удовольствие от результатов действия; само восприятие успешности действия. Известно, что ребенок охотно повторяет те действия, которые приводят его к успеху, и неохотно выполняет те, что получаются хуже. Следовательно, необходимо всячески содействовать удаче ребенка в осуществлении им необходимого действия, предотвращать возможности неудачи и огорчения. Наконец, само осуществление некоторых действий может быть приятным, если ребенок достаточно подготовлен к их проведению: например, ходьба на лыжах может доставлять удовольствие сама по себе, никакой специальной цели в ее осуществлении нет, взрослые же знают, что это приносит и пользу здоровью ребенка, хотя сам он этого может и не понимать, и не ощущать.
           При воспитании привычек следует иметь в виду, что каждая из них облегчает выработку других привычек, в чем-то с нею сходных, как бы прокладывает им путь. Это справедливо в отношении как хороших, так и плохих привычек. Как отмечал К. Д. Ушинский, «природа наша не только приобретает привычки, но и приобретает наклонность приобретать их, и если хоть одна привычка установится твердо, то она проложит дорогу и к установлению других однородных». Дело в том, что один и тот же навык может включаться в различные по сложности действия, становиться элементом различных привычек, в которых этот навык необходим.
           При воспитании привычек необходимо следить, за тем, чтобы она не превратилась в самоцель, а тем более не заняла самодовлеющего положения в деятельности ребенка. О важности этого на примере выработки привычки к чистоте и о необходимости создания для этого определенного режима деятельности ребенка писал А. С. Макаренко: «Если весь этот порядок организован хорошо, он приносит большую пользу, и, наконец, наступает такое время, когда у детей образуются привычки к чистоте, когда сам ребенок не может сесть за стол с грязными руками... Постепенно этот режим должен заменяться другим режимом, который преследует цель закрепить образовавшую привычку к чистоте, а когда эта привычка закреплена, перед родителями возникают новые цели, более сложные и более важные. Продолжать и в это время возиться только с чистотой будет не только излишней тратой родительской энергии, но и вредной тратои: таким именно образом воспитываются бездушные чистюльки, у которых за душой ничего нет, кроме привычки к чистоте, и которые способны иногда кое-как выполнить работу, лишь бы только не запачкать руки».
           При воспитании привычек необходимо стремиться, чтобы они были действенными. Например, привычка к чистоте должна означать не только отвращение к беспорядку и грязи, но и стремление активными действиями все это ликвидировать и впредь не допускать, а не пассивное пребывание в чистой обстановке, создаваемой другими людьми. Одно дело, например, если школьница устраивает матери скандал из-за того, что та вовремя не выгладила ей школьную форму, другое — если она своевре¬менно и качественно делает это сама.
           Привычки вырабатываются в несколько этапов. На первом этапе складывается определенная последовательность движений, формируется и закрепляется навык. На втором этапе навык превращается в привычку. На третьем этапе привычка закрепляется и совершенствуется. Если на первых двух этапах следует всячески содействовать осуществлению ребенком соответствующих действий, то на последнем необходимо создавать ему определенные трудности, добиваясь осуществления привычных действий в самых различных, в том числе и в неблагоприятных для этого, условиях. Чем активнее действие, тем прочнее оно закрепляется и надежнее становится привычным.
           Это же относится и к вредным привычкам. Вредными следует считать те привычки, которые мешают или не дают возможности человеку в течение его жизни успешно реализовать себя как личность, как представителя данного общества. Критерии успешности такой реализации —общественная оценка деятельности человека, включающая и оценку ее последующими поколениями, такие характеристики, как продолжительность его жизни и состояние здоровья. Вредные привычки снижают продуктивность труда, не позволяют человеку принести обществу пользу, на которую оно вправе рассчитывать, т.е. привычки, которые мешают человеку прилежно и квалифицированно трудиться; речь здесь, разумеется, идет о должном минимуме пользы, которую обязан человек принести за свою жизнь. Вредными следует считать и тс привычки, которые чем-либо вредят людям, окружающим данного человека: его близким, товарищам по работе, отражаясь па их здоровье и работоспособности. Наконец, вредными являются привычки, которые приводят к порче того, что создано людьми и ими используется или же может быть использовано будущими поколе¬ниями. Все эти привычки в той или иной степени снижают социальную ценность человека, препятствуют гармоничному развитию личности.
           В основе формирования вредных привычек может лежать отсутствие направляющей и побуждающей роли старших. В результате этого дети оказываются предоставленными самим себе. Их активность находит случайные и порой нежелательные выходы, плохие побуждения своевременно не пересекаются, что способствует их закреплению, а при отсутствии достаточной активности формируется пассивное отношение к окружающему.
           С невниманием взрослых связано и формирование тех вредных привычек, в основе которых лежит плохо или неправильно усвоенный навык. Это может быть небрежное выполнение различных действий, недобросовестность, стремление отделаться минимумом усилий. Отсутствие контроля взрослых за правильным, тщательным, добросовестным выполнением действия приводит к тому, что ребенок, подросток, а потом и взрослый делают все лишь в «основном», формально, не задумываясь над тем, насколько далеко от этого в «основном» до подлинного выполнения данной работы. Если при этом взрослые еще и не контролируют сроков осуществления действия, не учат начинать дело своевременно и доводить намеченное до конца, ребенок будет «растягивать» работу, переносить сроки ее окончания, находить оправдания некачественному и несвоевременному ее выполнению.
           Если у человека своевременно выработаны полезные привычки, его поведение не раздражает окружающих. Возникает меньше поводов для конфликтов, всем спокойнее живется и работается. Вредные же привычки нередко становятся источником конфликтов, особенно если по условиям жизни или работы людям приходится тесно общаться и нет возможности в случае необходимости держаться друг от друга подальше.
           Вредные привычки можно разделить на три категории в зависимости от того, на какой объект они преимущественно направлены: на самого себя, на других людей, на окружающие предметы. Существует, например, немало вредных привычек, которые, не принося вреда самому человеку, мешают окружающим. Это привычка громко сморкаться, чихать, не сдерживаясь, привычка бросать различные предметы, где попало; последняя привычка вредна и для самого такого человека, так как в нужный момент ему приходится затрачивать немалые усилия для того, чтобы найти предмет, который следовало бы всегда держать в определенном месте.
           К сожалению, бороться с укоренившимися привычками очень трудно.
           Следует отметить, что формирование вредных привычек происходит, как правило, легче, чем формирование хороших, причем вредные привычки и закрепляются прочнее. Вредные привычки— это или бездействие там, где действие необходимо, или же неправильное действие, причем —и это очень важно — неправильное в силу его упрощенности, примитивизации. Напротив, полезные привычки часто представляют собой более совершенное, более сложное действие.
           Вредные привычки — это всегда в той или иной степени вехи на пути наименьшего сопротивления, по которому идет человек, полезные же означают путь усилий над собой. Ясно, что сам по себе путь наименьшего сопро¬тивления менее затруднителен и обременителен в смысле непосредственного усилия, хотя с течением времени всегда выясняется, что путь усилий над собой в конечном итоге более продуктивен, можно сказать, более «выгоден», хотя и не по затрачиваемым усилиям, а по достигаемому результату. Но главное в жизни человека — результат деятельности, успешность его самореализации как личности, а не экономия сил на пустом месте.
           Если прибегнуть к аналогии из совсем другой области науки, то можно сказать, что формирование полезных привычек — это путь нарастания отрицательной энтропии, т.е. нарастания меры упорядоченности, путь от хаоса к порядку. Напротив, формирование вредных привычек - это путь от порядка к беспорядку, от упорядоченности к хаосу. Это сравнение правомерно и в том отношении, что если не прилагать специальных усилий, то положительные привычки со временем имеют тенденцию к ослаблению, а отрицательные — к усилению. И только когда полезные привычки закрепились окончательно и бесповоротно, когда привычка стала свойством характера, «второй натурой» человека, ей уже ничего не угрожает. При этом конкретные привычки выступают в роли частных проявлений обобщенного свойства, черты характера: привычка мыть руки перед едой — проявлением опрятности, которая может проявляться и в других действиях, привычка класть на место свои вещи — проявлением аккуратности и т.д. Высшим этаном развития человека здесь является осознание им важности данного свойства, убеждение в его необходимости, постоянное соотнесение с этим осознанием и убеждением самих действий, в которых оно проявляется.
           Можно назвать множество в той или иной степени вредных привычек. К ним, в частности, относится и привычка к употреблению нецензурных выражений. Однако особую группу вредных привычек представляет собой злоупотребление алкоголем и курение, относимые к так называемым пагубным пристрастиям. В чем же сходство между ними и прочими привычными действами и в чем различие?
           Сходства заключаются в том, что все это привычные действия, укореняющиеся в результате повторения, и все они предметно направлены. Сходны они и в том, что приносят вред.
           Пагубные пристрастия обладают рядом черт, которых вообще нет у других привычек, а также объединяют в себе многие черты, которые по отдельности есть у других привычек, но которых вместе нет ни у одной из них.
           Если обычные привычки просто консервативны, то пагубные сочетают в себе особенно выраженную консервативность (избавиться от них чрезвычайно трудно) с выраженной внутренней динамикой: зависимость человека от наркотического вещества все возрастает, у него складывается определенное отношение к этому веществу, претерпевающее определенную эволюцию и разделяющееся на ряд последовательных фаз; при этом нарастает и степень вреда - вплоть до полной деградации личности.
           Особенности формирования вредных привычек наглядно демонстрируют тесную связь, существующую между эмоциональной сферой, потребностями и деятельностью человека, а также связь между характером воздействия на ребенка в процессе его развития и особенностями протекания в его нервной системе определенных процессов. Действуя первоначально на эмоциональную сферу, наркотические вещества затем превращаются в потребность и в этом качестве преобразуют деятельность человека; меняются при этом и такие черты его характера, как взгляды, убеждения, его мировоззрение.

Закрыть