Народная кукла
                                Технология изготовления
                        

Все тряпичные куклы можно разделить на две группы - несшитые и сшитые с помощью иглы. Несшитые куклы делались поразному. Половину их составляли куклы из тряпок, туго свернутых в трубку («в скалку», по народной терминологии), без рук и без ног, голова которых либо была вовсе не обозначена, либо выделена при помощи стянутой нитью частью основы.

На Украине же ранее попросту брался кусок белой ткани, посредине его вкладывался комок ваты, и все это перетягивали суровой ниткою - готова голова. Поверх повязывался платочек, а к концам скрутки пришивались яркие лоскуточки. Подобным же способом делались куклы из туго скрученной бумаги и комбинированные куклы - из бумаги и тряпок.

В основе другой подгруппы несшитых кукол находятся фигурки в виде прямой палочки или естественно раздвоенной ветки, обшитых или обтянутых тканью, причем раздвоенный участок («рогулька») образует одновременно основу туловища и ноги куклы, руки же, как правило, отсутствуют.

Единицами в этнографической коллекции ГМЭ исчисляются одетые в ткань куклы, основа которых сделана из соломы и гусиных перьев. По свидетельствам этнографов, обеспечивать себя подобными куклами сельский ребенок должен был уметь уже с пяти лет. В Подмосковье и у нас в Поволжье кукол-пеленашек сворачивали из двух платков и перевязывали ленточкой.

Тщательнее выполнены более сложные куклы из коллекции ГМЭ, в изготовлении которых принимали участие девочки, едва научившиеся держать иглу. Такие куклы шились с головой, с ручками и ножками, однако порою конечности могли и отсутствовать. Игрушки изготавливались из домотканой или фабричной одноцветной ткани, набивались мелкими тряпками и ветошью, куделью, стружкой, песком. Иногда ноги (а реже и руки) сшитой таким образом куклы делались из твердой бумаги, дерева, а у отдельных экземпляров коллекции - из глины.

У сшитых кукол голова частично обтягивалась более светлой, чем туловище, тканью, а черты лица вышивались разноцветной нитью или рисовались карандашом. Предметом особого внимания были волосы. У кукол из коллекции ГМЭ они сделаны из кудели, шерсти, различных нитей, конского и, очень часто, человеческого волоса, причем при этом отчетливо подчеркивались различия в девичьей (волосы заплетены в косы) и женской (волосы уложены под головным убором) прическах. Реже в собрании ГМЭ встречаются куклы самодельные, но с фарфоровой или фаянсовой головкой фабричной или кустарной работы. Такие куклы изготовлялись кустарями Московской губернии и сбывались непритязательному сельскому населению на ярмарках.

Нередко кукольный костюм создавался в подражание реальной одежде взрослого населения и порою шился (за отсутствием иного) из тех же тканей. При этом дети, изготавливая себе игрушки, имитировали не только географические, но и поло­возрастные, социальные и сезонные различия, проводя четкую дифференциацию между праздничным и будничным костюмом. Наиболее детально выполненной кажется одежда тряпичных кукол Архангельской, Калужской, Смоленской и Орловской губерний.

Подлинное же совершенство в искусстве тряпичной куклы было, несомненно, достигнуто на русском Севере, где кукольный женский костюм соответствовал взрослому даже в мельчайших деталях - здесь воспроизводятся сарафан, рубаха, передник, шугай, душегрея, налобная повязка, головной платок, повойник. Одежду украшали традиционной вышивкой, кружевом, золотым позументом, лентами, оборками, шитьем и т. д. Куклы щеголяли в серьгах и брошах из бисера и фальшивого жемчуга.

Обычно кукольное платье любили делать красным, то есть красивым. В некоторых деревнях считали, что как в вышивке рушников, так и в кукольном убранстве красный цвет просто обязателен, ведь он (по крайней мере, так верили) обладает защитным действием - убережет ребеночка и от сглаза, и от порчи.

Если голову и руки вертели из небеленого холста, то платье как раз могли пошить кумачовым, или же разукрасить алыми лентами - такими же, как и в кудельной косе. А если алая лента по подолу - почему бы не быть ей и на поясе, и по вороту, и по рукавам?

Узор, которым девочки расшивали своим куколкам платьица, тоже неслучаен - как и на бабушкином полотенце или дедушкином «жениховском» поясе, каждый элемент его имел какое-нибудь значение. Пределов фантазии (естественно, в рамках традиционных норм) здесь не было - кукол украшались кругами и утиными лапками, крестиками и розочками, розанчиками и розетками, «волнушками» и олешками и еще много чем другим.

Щедро делились секретами вышивки и плетения нижегородские мастерицы со своими соседками по Поволжью - чувашками, мордовками, черемисками, вотячками, тоже любившими красный цвет. Тряпичными куклами развлекались не только русские, но и мордовские, марийские, чувашские дети. Одна старая марийская кукла, сохранившаяся в Музее игрушки, имеет лицо со всеми чертами и одета в национальный марийский костюм - головной убор замужней женщины сороку, разукрашенный жемчугом и вышивкой, белый нашейный платок сулык, белый кафтан мыжер, расшитый национальным орнаментом, вышитый красными нитками передник, лапти.

На грудь куколки нашиты монеты, изображающие монисто. Для нас осталось неясным то ли данная куколка имитирует русские образцы, то ли, наоборот, изготовлена по русскому образцу для какой-нибудь промышленной или этнографической выставки, а потом попалась на глаза этнографам и потому сохранилась скорее всего, верно последнее, ведь сам факт того, что она уцелела и попала в музей, доказывает, что это была не простая игровая куколка, а нечто большее.

Одному из авторов приходилось бывать на марийском сельском кладбище в районе Йошкар-Олы: современные язычники устанавливают на могилах голбец (особого рода столбик), на который вешают расшитое крестиком полотенце. На свежих девичьих могилах к подножию голбцов были прикручены проволокой простейшие куколки, скатанные из лоскутков, грубо сшитых воедино черными суровыми нитками. Вероятно, именно такими были традиционные куколки марийских детей.

Закрыть