Н. Т. Пахсарьян

ФРАНЦУЗСКАЯ ЛИТЕРАТУРА*

 

 

Французская литература XVII века, давшая Франции ее великих классиков, была чрезвычайно богата художественными достижениями, оказывала значительное влияние на другие национальные литературы Европы, во многом определила культурный облик столетия в целом. Этому немало способствовали особенности социально-исторического развития страны в XVII столетии. Необходимо не только учитывать активный процесс централизации французского государства, но и драматические перипетии этого процесса на протяжении века. В отличие от испанского, французский абсолютизм был важным прогрессивным фактором развития экономики и культуры Франции XVII века. Историки говорят о нем как о политическом выражении процесса разложения феодализма, однако ему присуща бюрократизация не только управления, но в значительной степени и общественной жизни страны, стремление государства к упорядочиванию и определенному регулированию культурной,  духовной деятельности людей. Закономерно поэтому, что современные историки отказались от того, чтобы рассматривать движения, в той или иной мере оппозиционные абсолютизму XVII века во Франции, как "реакционные". Особенно существенному переосмыслению подверглась Фронда: этот переломный момент в истории страны ныне рассматривается как широкое антиналоговое общественное движение середины века, сыгравшее важную роль в формировании актуальной проблематики французской литературы. Еще одним важным фактором литературного развития и шире - культурной жизни Франции этого периода - был либертинаж - религиозно-философское и культурное вольномыслие, сторонниками которого были в том числе и известные литераторы (Т. де Вио, Ш.Сорель). Чтобы отчетливее представить воздействие французского рационализма (Декарт) и сенсуализма (Гассенди) на развитие литературы, надо использовать знания философии того периода. Обратите внимание и на взаимоотношение философии и религии в творчестве Паскаля, например, а также и на некоторые особенности литературной жизни Франции в этот период (создание так называемой Французской Академии, члены которой стремились выполнять функции регламентирующего художественный вкус современников учреждения; появление разнообразных кружков, салонов, укрепляющих атмосферу критического обсуждения литературных новинок, выражающих тягу французского общества к публичным формам общения и т.д.).

 В критической литературе можно встретить два типа периодизации французской литературы: в ней либо выделяют два этапа - первая половина столетия (до начала Фронды в 1648г.) и вторая половина века; либо предлагают более дробную периодизацию: 1590-1620-е гг.; 1630-50-е гг.; 1660-80-е гг. И в том, и в другом случае периодизации имеет существенные основания, поэтому можно самим решить, какой из них удобнее пользоваться при изучении темы. В пособии более целесообразно воспользоваться дробной периодизацией, так как это позволит остановить внимание не только на общем движении литературных направлений, но и на подробностях их динамики на протяжении эпохи.

Необходимо усвоить не только то, что во Франции XVII века развиваются барокко и классицизм, но и как они взаимодействуют и борются друг с другом, какова эволюция каждого из них и т.д. Полезно знать, что и в отечественном, и в зарубежном литературоведении концепция французского барокко пережила особо трудное становление. Это объясняется, помимо прочего, и тем, что именно классицизм дал во Франции всемирно известных классиков - Корнеля, Расина, Мольера, Лафонтена и др., и бытовавшей схемой последовательной смены одного направления другим, отождествлением понятия целостной эпохи с единством художественного направления, стиля этой эпохи. Знакомясь с французской литературой XVII века, можно заметить, что, хотя барочные произведения преобладают в первой половине столетия, а классицистические доминируют во второй его половине, они не только не вытесняют полностью друг друга, но оказывают взаимное влияние, часто обогащают поэтику другого направления.

Первый этап развития французской литературы связан с началом процесса укрепления абсолютизма после периода религиозных войн конца XVI столетия. Это также и время формирования классицизма во французской поэзии[1]. Изучая литературу этого периода, необходимо познакомиться с поэзией Ф.Малерба (это можно сделать, обратившись к "Хрестоматии по западноевропейской литературе XVII века." М.,1949) - поэта, сыгравшего чрезвычайно важную роль в становлении во Франции поэтического языка Нового времени, основателя школы поэтов, ощутить ясность, стройность, логичность образов и композиции в его стихотворениях, торжественность интонации и гражданственный пафос. Эти свойства надо связать с эстетическими принципами поэта, с его стремлением к реформе французской поэзии, с острой критикой им популярной в ту пору во Франции маньеристической поэзии Ф.Депорта: это позволит понять, что классицизм рождался под знаком борьбы с традицией, авторитетами, литературными кумирами и т.д. И внутри этого направления  с самого начала велась не менее острая полемика. В некоторых исследованиях можно встретить утверждение, что классицистической поэзии Малерба противостояло реалистическое сатирическое творчество М.Ренье. Однако на самом деле оба эти поэта - зачинатели классицизма, и различие между ними продиктовано как в определенной мере разным пониманием "правильного искусства", так и ориентацией каждого из них либо на высокие (ода), либо на низкие (сатира) жанры. Следует обратить внимание на то, что М.Ренье создает не гневную политическую, а нравоописательную сатиру, ориентирующуюся на традиции Горация и прокладывающую путь сатирическим комедийным типам Мольера.

Хотя появление Малерба во французской поэзии порой, вслед за известным теоретиком классицизма Н.Буало, некоторые склонны расценивать как безусловный триумф классицистической поэзии и залог ее преобладания в дальнейшем поэтическом развитии страны, надо обратить внимание на то, что во Франции в этот период развивается и барочная поэзия, интересная не только своей полемикой с Малербом (ср. слова Т. ди Вио: "Я уважаю славу Малерба, но не принимаю его урока"), но и своими поэтическими находками в области интеллектуально-философской лирики (Т. де Вио) или бурлескной поэзии (Сент-Аман). Общим стремлением и барочных, и классицистических поэтов этого этапа было стремление к творческой независимости от литературных авторитетов, "бунт против традиции" (Е. Шацкий). Расходятся же они в оценке того, возможны ли, необходимо ли в поэзии общие правила или нет.

Помимо поэзии барокко, во Франции развивается и барочная драматургия. В творчестве А.Арди отчетливо проступают жанровые особенности характерного в театре барокко жанра трагикомедии: насыщенность динамическим действием, эффективность мизансцен, усложненность сюжета и т.п. Однако французская драматургия барокко менее художественно значительна, чем драматургия классицизма.

Иначе обстоит дело в области художественной прозы, прежде всего романа. Здесь в первый период развития французской литературы, как, впрочем, и далее, господствует барокко и в его "высоком", и в "низовом" демократическом варианте, формируя единую и антиномичную одновременно систему барочного романа. Чрезвычайно важную роль в становлении этого жанра в XVII столетии, в развитии особой светской цивилизации сыграл любовно-психологический пасторальный роман О. д Юрфе "Астрея". Представление о нем можно получить, прочитав в хрестоматии небольшой, но важный фрагмент этого обширного сочинения, но более четкое знание об этом романе дает дополнительная литература. К сожалению, в учебниках этот роман характеризуется не вполне точно как "прециозный". При том, что влияние "Астреи" на прециозную культуру и литературу было весьма значительно, поэтика романа д Юрфе складывается из сложного сплетения маньеристического и барочного начал, с явным преобладанием последнего. Роман д Юрфе сочетает в себе своеобразную "историчность" и энциклопедизм. Возвышенный мир пасторальной Галлии, содружества влюбленных пастухов, выбравших пасторальный образ жизни как поэтический и идеальный, воссоздан в сложной лабиринтной композиции "романа с ящиками" (т.е. большим количеством вставных историй), ставшего своеобразным учебником светской цивилизации.

Галантно-героический роман Гомбервилля предстает как иная жанровая модификация "высокой" романистики. "Низовой" роман французского барокко развивается в этот период в прямой полемике с "высокой" любовно-психологической романистикой, со своеобразным культом д., Юрфе, но его бурлескно-комический мир, нраво-и бытописание, с точки зрения героя и автора-либертина, не являются простым буквальным описанием реальности, что, собственно, имеют в виду те литературоведы, которые относят этот тип романа к реалистическому.

Знакомясь с романом Ш.Сореля "Комическая история Франсиона" и используя новую, указанную в списке критическую литературу, можно увидеть в произведении несомненные черты низового барокко. Обратите внимание на то, как сочетаются в произведении несомненные черты Ш. Сореля реально биографическая (судьба Т. де Вио) и обобщенно-дидактическое, как воплощается в сюжетном развитии барочная концепция человека и действительности.

Анализируя особенности литературного процесса во Франции на следующем этапе, необходимо обратить внимание на то, какую роль в культурной жизни этого периода - периода дальнейшего укрепления абсолютизма, деятельности кардинала Ришелье - играет созданная в 1634 году Французская Академия: прежде всего это упорядочивание норм литературного языка, теоретическая разработка нормативной классицистической эстетики, критическое обсуждение современной литературы. Эта деятельность - составная часть более общего процесса укрепления классицизма, особенно в области драматургии. Однако и барокко продолжает в этот период свое развитие во Франции (в поэзии Тристана л, Эрмита, Сент-Амана, Скаронна, в философской прозе Паскаля, в романе). В этот период возникает особый социокультурный феномен прециозности. Барочно-классицистическая природа этого явления ясно проступает в теории романа как "эпопеи в прозе", воплощающей "правдоподобное" и подчиняющейся правилам, в своеобразии поэтики этого романа, в его композиции, представляющей некую упорядоченную сложность, в системе и развитии конфликта.

Роман "низового барокко" приобретает в этот период особые "амальгамные" тенденции: при сохранении полемического пафоса этой жанровой модификации Тристан л, Эрмит и Скаррон включают в фабулу своих романов "высокие " мотивы, сцены и другие элементы антиномичной романной структуры, уже не всегда их пародируя, а иногда прямо используя.

Все это свидетельствует, что классицизм во Франции набирает силу, становится центральным явлением литературной жизни. В то же время середину XVII века часто называют "эпохой Паскаля" - философа, воплотившего противоречивое, смятенное видение человека барокко (обратите внимание на то, что, хотя "Мысли" были опубликованы лишь после смерти их автора, создавались они в 1640-50-е годы):  классицистическая упорядоченность и хаос барокко оказываются компонентами единого процесса становления нового литературного этапа. Необходимо разобраться в том, какую роль играет в этом процессе драматургия П. Корнеля. Анализируя творчество драматурга, полезно обратить внимание на эволюцию его поэтики, на особенности его "первой" и "второй" манеры, на своеобразное отношение Корнеля к академическим требованиям классицистической теории. Особое внимание следует обратить не только на знаменитого корнелевского "Сида", на актуальность проблематики пьесы, на концепцию героического в ней, на специфику развития и разрешения основного конфликта, но и на эстетический спор вокруг этого произведения, занимающий важное место в становлении литературно-критической мысли во Франции. Обратившись к политической трагедии Корнеля "Гораций", надо разобраться в специфике художественного решения в ней проблемы "человек-государство", почувствовать гражданский пафос этой пьесы. Именно в связи с "Горацием" исследователи более всего говорят о "римском характере" персонажей Корнеля, т.е. характере возвышенно-героическом, но римская тема своеобразно развивается у Корнеля и в "Цинне, или Милосердии Августа" - некоей "монархической утопии" писателя, как ее называют специалисты. Именно в этих трагедиях герои Корнеля, как верно пишет известный французский критик прошлого века Ш. Сент-Бев, "величественны, великодушны, доблестны, у них открытая натура, гордо поднятая голова, благородное сердце"[2].

Обратившись к трагедии Корнеля "второй манеры", обратите внимание на следы воздействия барочной поэтики на творчество драматурга, на то, что здесь большая насыщенность внешними событиями сочетается с мотивом незнания героев, трагического заблуждения и т.п. Политческая сфера представлена в "Родогуне", "Никодеме" как столкновение честолюбий, но неким "отрицательным" величием герои Корнеля наделены и в этих произведениях. Надо также осмыслить роль и значение творчества Корнеля-драматурга в целом, его влияние на французский и мировой театр последующих веков.

Анализируя французскую литературу 1660-80-х годов, надо иметь в виду, что апогей абсолютизма, приходящийся на эти десятилетия, совпадает с расцветом классицистической поэтики в разных литературных жанрах - поэтики, обогащенной традицией и опытом литературы барокко. Надо знать, что в науке довольно долго существовало представление о классицизме как "школе  1660-х годов". Оно справедливо пересмотрено в современном литературоведении, но очевидно, что возникло это представление не без причины: именно в этот период происходит обобщение и систематизация принципов классицизма, окончательное, так сказать, "классическое" оформление его теории. Выразительное свидетельство тому - творчество Н. Буало. Надо иметь представление о классицистической поэзии Буало, его сатирах, но прежде всего необходимо обратить внимание на его трактат "Поэтическое искусство", принесший автору славу "законодателя Парнаса". Авторитет Буало - теоретика классицизма - сыграл значительную роль не только в развитии литературы в последующие литературные эпохи, но и в оценке, репутации тех или иных авторов и произведений.

Важно познакомиться и с творчеством Лафонтена - автора стихотворных новелл, сказок и басен. Попытайтесь проанализировать, как соединяется в лафонтеновской басне сатирико-моралистическое и поэтическое, какую трансформацию у поэта-классициста претерпевают сюжеты античных басен (в этом большую помощь окажет книга Л. Выготского "Психология искусства", содержащая интересные наблюдения о жанре басни в античной и классицистической литературе)[3]. Кроме того, нужно знать о довольно разнообразном жанровом спектре классицистической прозы в этот период: это максимы (Ларошфуко), письма (мадам де Севинье), мемуары (Ларошфуко, де Ретц), хотя очевидное пристрастие классицизма к обобщенности, к афористической четкости и лаконизму выражения выдвигает на первый план именно моралистическую афористическую прозу.

Особого внимания заслуживает проблема взаимоотношений классицизма и романа. Обычно в учебной литературе прежде всего подчеркивают негативное отношение классицистической теории к роману, оценку его как низкого - и даже более того, вненормативного - жанра и на основании этого делают заключение о том что классицистического романа не существовало. Однако обратим внимание на то, что в эти годы развивается специфическая концепция так называемого "маленького романа" (романа небольшого объема, новеллистического романа), параметры которого, несомненно, имеют точки соприкосновения с эстетикой классицизма: ясность сюжета и композиции, логика их развития, лаконический и сдержанный стиль повествования, сосредоточенность его вокруг небольшого числа персонажей, углубленная разработка нравственно-психологической тематики и т.п.

Наиболее авторитетные современные специалисты по истории романа XVII столетия сходятся сегодня в том, что существовал по крайней мере, один классицистический роман во Франции - роман М.М. де Лафайет "Принцесса Клевская". Необходимо не только познакомиться с этим замечательным произведением, которое считают основополагающим аналитической психологической традиции в европейской литературе, но и осмыслить его роль в перспективе развития романа как жанра.

При изучении литературы этого периода предстоит также особенно тщательно проанализировать творчество драматургов-классицистов Расина, Мольера.

Изучение основных этапов и эволюция творчества Ж.Расина следует связать с общей эволюцией классицизма и с укреплением роли в нем категории трагического[4]. Можно отчетливо ощутить общую классицистическую основу и при этом существенное отличие расиновских героев  (расиновского человека, как сказал бы Р.Барт[5]), художественного мира Расина от мира корнелевских трагедий, обратившись уже к первой великой расиновской пьесе - "Андромахе". Надо сосредоточить внимание на проблеме выбора Расина, на концепции страсти в его трагедии, на своеобразном освещении конфликта долга и чувства, который традиционно считают основным в драматургии классицизма. Притом, что Расин, как и Корнель, обращается преимущественно к античным сюжетам, он, что видно уже в "Андромахе", предпочитает греческую античность, посредством которой внутренняя напряженность и драматизм современной Расину эпохи запечатлевается особенно выразительно. Драма Расина - не политическая, а любовно-психологическая: герои "Андромахи" обуреваемы страстями, справиться с которыми они не в силах, хотя их разум способен "осознавать и анализировать свои чувства и поступки"[6]. Среди  других трагедий Расина, написанных до знаменитой "Федры", обратите внимание на трагедию "Британик" и прежде всего на образ Нерона - "чудовища в зачатке", "рождающегося чудовища", как определяет его характер сам драматург в предисловии.

Это обстоятельство вносит определенные нюансы в категорию времени в этой трагедии[7], да и в самый характер персонажа. Кроме того, хотя эта пьеса, как и другие расиновские сочинения, принадлежит в целом к жанру любовно-психологической трагедии, в ней очень важное место занимает и нравственно-политическая проблематика, что заставляет некоторых ученых полагать даже, что "Британик" - политическая трагедия. Полезно сопоставить мир политических коллизий в трагедиях Корнеля и Расина: это позволит острее ощутить, насколько для Расина политика - более арена столкновения эгоистических страстей, чем сфера испытания доблести.

Особого внимания заслуживает, несомненно, трагедия "Федра", которую единодушно считают наиболее совершенным созданием Расина. Чтобы увидеть, каковы изменения, внесенные Расином, а главное, какова их художественная функция, необходимо вспомнить те античные трагедии, которые были написаны на тот же мифологический сюжет и которые стали прямым источником этого произведения. Нужно сказать, что популярность "Федры" у читателей, зрителей и специалистов-филологов не устраняет, а множит споры вокруг нее. Так, в зарубежной науке интерпретации образа главной героини колеблются от признания ее безусловной "язычницей" (по характеру нравственного мира героини, разумеется, ибо в буквальном "биографическом" смысле Федра - героиня языческого античного мифа), как у известного французского писателя М. Бютора, до убеждения, что это не только "христианка", но и выразительница определенного религиозного мироощущения - янсенизма, с которым, как известно, был связан сам Расин. Сведения справочного характера - о возникновении этого течения  в религии, о монастыре Пор-Руаяль, вокруг которого собирались сторонники янсенизма и т.п. - можно получить из учебной литературы.

Необходимо иметь представление об особенностях янсенистского видения мира, человека, морали, знать о неровных отношениях Расина с Пор-Руаялем, а также о сильном воздействии на него янсенистских концепций, чтобы разобраться в столь противоречивых оценках. К тому же в нашей учебной , да и в научной литературе преобладают явно несообразные истолкования нравственной сущности героини трагедии. Так, С. Артамонов приписывает Федре "цепь преступлений"[8],  Д. Обломиевский считает ее отрицательным персонажем[9], а Ю.Б. Виппер - "типичным представителем своей испорченной среды"[10]. Гораздо более верное и гибкое понимание характера Федры, основной коллизии пьесы имеется в монографии В.Кадышева "Расин" (см. список литературы).

Необходимо иметь представление и о трагедиях Расина последнего периода его творчества - "Эсфирь", "Гофолия", о своеобразии художественного воплощения в ней библейских сюжетов, о притчевом начале и религиозно-политических аспектах проблематики этих трагедий. Наконец нужно уяснить значение расиновских пьес в перспективе развития и классицизма, и самого жанра трагедии.

Творчество Мольера позволяет не только познакомиться с еще одной мощной творческой индивидуальностью, но и понять своеобразие жанра классицистической комедии. Надо иметь в виду, что в нашем литературоведении комическая и сатирическая направленность творчества Мольера довольно долго отождествлялась с реализмом, поэтому в старой учебной литературе можно встретить оценку комедиографии Мольера как реалистической. Однако следует обратить внимание на то, что драматурга, при всей злободневности тематики его комедий, влекут вечные, общетипологические характеры и ситуации, что характер основного и второстепенных героев строиться на выделении главенствующей черты (лицемерие Тартюфа, скупость Гарпагона, мизантропия Альцеста и т.д.), что разнообразные комические традиции - итальянской комедии "масок", комедии "дель арте", испанской комедии "плаща и шпаги", античной комедии, наконец, народной фарсовой традиции - трансформированы Мольером в соответствии с классицистическим вкусом, чувством меры, что писатель стремится к развитию так называемой "высокой комедии". Необходимо привести аргументы в пользу той концепции, которая кажется наиболее убедительной.

Обратите внимание на то, какую роль играет в становлении Мольера-комедиографа его собственный жизненный и актерский опыт, работа в бродячей актерской труппе, осмысление современных социальных событий, прежде всего Фронды, близость к философскому кружку П.Гассенди. Основные этапы творчества Мольера хорошо представлены как в известном романе М. Булгакова, так и в переведенной у нас работе французского мольероведа Ж. Бордонова "Мольер" (см. список литературы).

Необходимо знать о главных периодах творчества Мольера, об основных жанровых типах его комедий. Из ранних произведений особого внимания заслуживает пьеса "Смешные жеманницы", в которой автор критически изображает как само явление прециозности (о котором уже говорилось), так и установившуюся во французском обществе моду на прециозность.

Самостоятельно изучая комедию "Тартюф", следует осмыслить сущность драматических перипетий ее переделок Мольером, трудности постановки, позволяющие почувствовать критическую остроту и значимость проблематики пьесы. Разоблачая определенный, современный драматургу социально-психологический тип человека, конкретный вид религиозного ханжества, пьеса Мольера метит одновременно и в лицемерие вообще как общечеловеческий и устойчивый порок; именно это создало условия для превращения имени главного героя в нарицательное обозначение лицемерного человека. Важно подчеркнуть, что писатель мастерски строит композицию комедии, усиливает интерес читателя тем, что не сразу выводит на сцену самого Тартюфа, а сталкивает противоположные мнения о нем других персонажей. Это один из способов сочетать в пьесе комическое и драматически-серьезное. Это же сочетание - в основе развития конфликта, по существу неразрешимого без вмешательства извне. Надо уточнить, что собою представляет финал комедии, ее развязка, которую специалисты именуют "deus ex machina", почему она усиливает ощущение случайности счастливого конца.

Следует внимательно проанализировать и другую "высокую комедию" Мольера - "Дон Жуан", попытаться сопоставить легендарный образ Дон Жуана, его предшествующие драматургические интерпретации с тем персонажем, который создан французским комедиографом.

Исследователи иногда противопоставляют характер Дон Жуана другим мольеровским героям как многоплановый образ - маниакальным характерам. Думается, однако, что различие здесь не так абсолютно, продиктовано не столько сознательным изменением способов обрисовки персонажа, сколько тем, что Мольер следовал логике раскрытия характера определенного социального типа - французского либертина, воплощая неоднозначность его нравственно-психологического облика.

Определенные разночтения возникают у ученых при анализе "грустной" комедии Мольера "Мизантроп": если довольно многие специалисты видят в Альцесте положительного программного героя,  то не меньше сторонников и той точки зрения, что автору ближе мудрая компромиссная позиция Филинта. Стоит попытаться самостоятельно прийти к определенным выводам, основываясь прежде всего на анализе текста произведения.

Читая "Скупого" и "Мещанина во дворянстве", попытайтесь почувствовать, что скупость Гарнагона показана как разрушительный - и в социальном и в психологическом смысле - порок, тогда как тщеславие Журдена - смешно и трогательно одновременно. Подробный анализ этих классических комедий нравов можно найти в тех исследованиях, которые включены в список дополнительной литературы.

Очень важно ощутить масштаб влияния Мольера не только на последующее развитие комедийного жанра во Франции, но и на европейскую комедию в целом. Полезно также познакомиться и с историей сценических постановок пьес Мольера.

 

ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ

 

1.            Арно А., Николь П. Логика, или Искусство мыслить. М., 1991.

2.            Буало Н. Поэтическое искусство. М., 1957.

3.            Европейская поэзия XVII века. М., 1977.

4.            Корнель П. Театр. М., 1984. Т. I-II.

5.            Ларошфуко. Максимы. Паскаль. Мысли. Лабрюйер. Характеры. М., 1974.

6.            Ларошфуко Ф. де. Мемуары. Максимы. Л., 1971.

7.            Лафайет М.М. де. Принцесса Клевская. М., 1959.

8.            Мольер Ж.Б. Полн. собр. соч.: в 4-х тт. М., 1966-1967.

9.            Паскаль Б. Мысли. М., 1994.

10.          Расин Ж. Сочинения. В 2-х тт. М., 1984.

11.          Расин Ж. Трагедии. Л., 1977.

12.          Скаррон П. Комический роман. М., 1934.

13.          Сорель Ш. Правдивое комическое жизнеописание Франсиона. М., 1990.

14.          Театр французского классицизма. М., 1970.

15.          Утопический роман XVI-XVII веков. М., 1956.

16.          Фюретьер А. Мещанский роман. М., 1962.

17.          Балашов Н.И. Корнель. М., 1957.

18.          Бахмутский В. Время и пространство во французской классической трагедии XVII века // В. Бахмутский. В поисках утраченного. М., 1994.

19.          Большаков В.П. Расин. М., 1989.

20.          Большаков В.П. Французская драматургия первой половины XVII века и мировоззрение Нового времени. Орехово-Зуево, 1992.

21.          Бордонов Ж. Мольер. М., 1983.

22.          Бояджиев Г. Мольер. Исторические пути формирования жанра высокой комедии. М., 1967.

23.          Бояджиев Г.Н. Мольеристика ХХ века // Современное искусство Запада о классическом искусстве XIII-XVII вв. М., 1972.

24.          Булгаков М. Жизнь господина де Мольера. М., 1962.

25.          Виппер Ю.Б. Формирование классицизма во французской поэзии начала XVII века. М. ,1967.

26.          Гликман И. Мольер. М.-Л., 1966.

27.          Гриб В.Р. Мадам де Лафайет // В.Р. Гриб. Избранные работы. М., 1956.

28.          Гриб В.Р. Расин. Мольер // В.Р. Гриб. Избранные работы. М., 1956.

29.          Забабурова Н.В. Творчество М. де Лафайет. Ростов-на-Дону, 1985.

30.          Заботкина О.С. К вопросу о становлении поэтического стиля французской трагедии XVII века // Вопросы романо-германской филологии. Л., 1972.

31.          Кадышев В. Расин. М., 1990.

32.          Козлова Н.П. Традиции и новаторство в трагедиях Адри // Вестник МГУ. Сер. IX. 1983. №2.

33.          Кржевский Б.А. Театр Корнеля и Расина // Б.А. Кржевский. Статьи о зарубежной литературе. М.-Л., 1960.

34.          Обломиевский Д.Д. Французский классицизм. М., 1968.

35.          Потемкина Л.Я. Жанровое своеобразие «Астреи» д, Юрфе // Потерского романа. Днепропетровск, 1987.

36.          Потемкина Л.Я. Особенности и эволюция жанровой системы французского романа барокко // 1600-1650-е. годы // Проблема становления и развития зарубежного романа от Возрождения к Просвещению. Днепропетровск, 1986.

37.          Потемкина Л.Я. Пути развития французского романа в XVII веке. Днепропетровск, 1971.

38.          Потемкина Л.Я., Пахсарьян Н.Т. Осмысление «донкихотовской ситуации» в романе Ш. Сореля «Сумасбродный пастух» // Сервантовские чтения. Л., 1971.

39.          Разумовская М.В. Ларошфуко, автор «Максим». Л., 1971.

40.          Сент-Бев Ш. Пьер Корнель – Лафонтен // Ш. Сент-Бев. Литературные портреты. Критические очерки. М., 1970.

41.          Сигал Н.А. Пьер Корнель. М.-Л., 1952.

42.          Смирнов А.А. Образ Дон-Жуана у Мольера // А.А. Смирнов. Из истории Западноевропейской литературы. М.-Л., 1965.

43.          Стрельцова Г.Я. Блез Паскаль. М., 1979.

44.          Стрельцова Г.Я. Паскаль и европейская культура. М., 1994.

 

ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ

 

1.            П.Корнель. Сопоставьте высказывания персонажей "Сида" и объясните, какая концепция власти монарха больше отвечает духу абсолютизма: Граф. "При всем величии монархи с нами схожи:/ В ошибку иногда они впадают тоже…" Дон Диего. "…Но верноподданный - а им всегда был я - / Не смеет обсуждать приказы короля". Объясните специфику страсти корнелевских героев, опираясь на анализ слов Родриго: "Нет, нераздельна честь: предать любовь свою / Не лучше, чем сробеть пред недругом в бою". Подумайте над развитием драматического конфликта в драме "Гораций". Подтверждает ли он слова Вольтера: "Корнель, древний римлянин среди французов, основал школу душевного величия". ?

2.            Ж. Расин. Объясните слова автора из предисловия к "Андромахе": "…Пирр в самом деле недостаточно покорен воле своей любимой и Селадон лучше него знал, что такое идеальная любовь. Но что поделаешь! Пирр не читал наших романов…" Сравните концепцию страсти у расиновских персонажей и у Корнеля, опираясь на слова Ореста: "Всевластная любовь повелевает нами / И разжигает в нас и гасит страсти пламя. / Кого хотим любить, тот нам - увы - не мил; / А тот, кого клянем, нам сердце полонил". Согласны ли вы с суждением французского ученого Т.Монье о Федре: "Греческая легенда принята во всей ее полноте, с ее людьми о бычьих головах и драконами, выходящими из морской пучины…"? проанализируйте монологи федры и попытайтесь проследить сложное переплетение напряженно-эмоционального и логико-аналитического начал в этих монологах.

3.            Ж.Б. Мольер. Сравните высказывания персонажей "Мизантропа": Альцест. "Все то, что вижу я, глаза мне раздражает /  Впадаю в мрачность я и ощущаю гнет, / Лишь посмотрю кругом, как род людской живет! / Везде - предательство, измена, плутни, льстивость, / Повсюду гнусная царит несправедливость; /Я в бешенстве, нет сил мне справиться с собой, / И вызвать я б хотел весь род людской на бой!/ и Филинт: "И добродетельным быть надо осторожно; / Излишней строгостью испортить дело можно: Благоразумие от крайности бежит / И даже мудрым быть умеренно - велит". Какая позиция, по вашему мнению, ближе автору комедии? Подтвердите вашу точку зрения анализом сюжета комедии?

4.            Ш. Сорель. С каким литературным направлением связывает писателя следующее рассуждение повествователя в романе "Комическая история Франсиона": " Все их разговоры о сем предмете и собственные мои домыслы приводят меня к заключению, что люди придающиеся мирской суете, непрестанно думают о ней, и это лишает х спокойного сна. Более того, по моему мнению, они постоянно спят и грезят во сне, ибо все, что они видят, есть лишь иллюзия и обман и хотя бы Франсион отличал свой сон от прочих своих похождений, но, на мой взгляд, между ними нет никакой разницы, и его поступки наяву ничуть не разумнее тех, что он совершал во сне".

5.            М. де Лафайет. Проанализируйте следующую характеристику нравов двора в романе "Принцесса Клевская": "Честолюбие и любовные похождения наполняли собой жизнь двора, занимая одинаково и мужчин, и женщин. Здесь сталкивалось множество различных интересов, велось множество интриг, в которых женщины принимали столь видное участие, что любовь всегда примешивалась к политике, и политика  к любви". Подумайте, подтверждает ли история любви принцессы Клевской эту характеристику или опровергает.

6.            Н. Буало. Как рисуют историю становления французской поэзии и почему слова Буало: "Но вот пришел Малерб и показал французам/ Простой и ясный стих, во всем угодный музам"?

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

1.            Общая характеристика и периодизация французской литературы XVII века.

2.            Особенности развития и взаимодействия литературных направлений во Франции XVII века.

3.            Каковы основные этапы творчества Корнеля и в чем специфика его эволюции?

4.            Специфика поэтики и жанра в "Сиде" Корнеля и сущность споров вокруг "Сида".

5.            Своеобразие героя и конфликта в трагедии Корнеля "Гораций".

6.            Как проявляются особенности "второй манеры" в поздних трагедиях Корнеля?

7.            Творчество Расина и его основные периоды.

8.            Своеобразие классицизма в трагедии Расина "Андромаха".

9.            Особенности нравственно-психологического конфликта в "Федре" Расина.

10.          Основные проблемы изучения творчества Мольера.

11.          Проблематика и поэтика комедии Мольера "Тартюф".

12.          "Дон Жуан" Мольера и особенности "высокой комедии" классицизма.

13.          Особенности комического характера в "Скупом" Мольера.

14.          Жанровое своеобразие французского романа барокко и его основные модификации.

15.          Проза классицизма во Франции (проблематика, жанры, стиль).

16.          Басни Лафонтена, их проблематика и художественное своеобразие.

 


ПРИМЕЧАНИЯ

* Пахсарьян Н.Т. Французская литература [XVII века] // Пахсарьян Н.Т. История зарубежной литературы XVII – XVIII веков: Учебно-методическое пособие. М.: Издательство РОУ, 1996.

 

[1] См.: Виппер Ю.Б. Формирование классицизма во французской поэзии начала XVII века. М.,1967.

[2] Сент-Бев Ш. Литературные портреты. Критические очерки. М., 1970. С.62.

[3] Выготский Л.С. Психология искусства. М, 1968.

[4] См.: Обломиевский Д.Д. Французский классицизм. М., 1968. Гл. 2: Классицизм XVII столетия и категория трагического.

[5] См. раздел "Расиновский человек" в кн.: Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994.

[6] Жирмунская Н.А. Трагедия Расина // Ж. Расин. Трагедии. М., 1977. С.387.

[7] См. подробнее о концепции времени у Расина: Бахмутский В. Время и пространство во французской классической трагедии XVII века // Его же. В поисках утраченного. М.,1994. С. 12 и далее.

[8] Артамонов С.Д. История зарубежной литературы XVII-XVIII вв. М., 1978. С.241.

[9] Обломиевский Д.Д. Французский классицизм. С. 168.

[10] См. написанный Ю.Б. Виппером раздел о Расине в кн.: История всемирной литературы: В 9-ти тт. М., 1987. Т.IV. С. 143. 

 
Закрыть