1 лист Первоначальное освоение Сибири
Пути на Енисей
Характер русского присоединения края
Основание Красноярска
Включение Хакасии в состав России
Завершение присоединения края

ПРИЕНИСЕЙСКИЙ КРАЙ В XVII ВЕКЕ

Выдающийся русский историк В. О. Ключевский видел одну из характернейших особенностей развития России в том, что ее история — есть история страны, которая колонизируется. И действительно, из века в век восточные славяне-русичи, средневековые московиты и россияне осваивали все новые и новые слабозаселенные пространства на севере, востоке и юге. Географический центр их расселения передвигался с Днепра на Волгу, Урал и Енисей.

Шведская копия чертежа Сибири (годуновского). 1667 год


§ 1. Присоединение Приенисейского края к России


Первоначальное освоение Сибири


Поморский коч Движение русских на восток, «встречь солнцу», началось очень давно, еще в XI в. Заселение и освоение Сибири стало одним из славных подвигов русского народа. К Енисею землепроходцы вышли в середине XVI в. В это время в его устье уже заходили поморские суда — кочи . В конце XVI — начале XVII в. первые изображения Енисея стали появляться на русских и иностранных картах. Это видно из чертежа царевича Федора Годунова, который обобщил русские картографические материалы за 1494—1600 гг. Карту Годунова картограф Гессель Герритс опубликовал в 1613 г. На ней за рекой Обь, на крайнем северо-востоке впервые показана река «Пясида», а между ними — Енисей. Движение русских в Сибирь активизировалось с конца XVI в. Крепнувшее Российское государство расширяло торговые связи с развитыми западноевропейскими странами. Пушнина там пользовалась большим спросом, а ее запасы в европейской России истощались. Крупное купечество тоже стремилось к сибирскому «мягкому золоту». В свою очередь, английские и голландские частные компании пытались самостоятельно торговать в Сибири, что вызвало запретные меры со стороны царских властей. Но главная причина усиления миграций русских на восток лежала в социальной области. Ставший уже крепостническим феодальный гнет усилил отток трудового люда на окраины. Там дышалось и жилось легче. В первую очередь в Сибирь шли с Поморья и приуральских вотчин торговых людей Строгановых.

В начало


Пути на Енисей


Разгром Ермаком Сибирского ханства в 1582 г. и основание ряда крепостей-острогов по рекам Иртышу и Оби открыли более легкие и доступные пути за Урал. Требующая больших затрат морская дорога в бассейн Енисея по «Дышучему морю» (так называли в то время Северный Ледовитый океан) была почти оставлена. Появился другой — тоже довольно опасный и длинный речной путь до бурной Обской губы, затем морем в Тазовскую губу, из которой поднимались вверх по реке Таз к волоку на Турухан, левый приток Енисея.


Волок— место наибольшего сближения двух судоходных рек, где кратчайшим путем перетаскивались (переволакивались) по суше суда и грузы с одной реки на другую.


Покорение Сибири Ермаков

Во много раз удобней и короче была новая разведанная дорога от средней Оби на Кеть и через Маковский волок на Кемь, впадавшую в Енисей несколько ниже устья Ангары. Эта дорога, соединив великие водные пути по Оби, Енисею, Байкалу и Лене, надолго стала главной магистралью, ведущей в Восточную Сибирь. На ней и был поставлен в 1619 г. Енисейский острог. Он стал наследником основанной в 1601 г. на р. Таз «златокипящей» Мангазеи — крупного центра добычи пушнины и самого северного в мире торгово-ремесленного производства, на который морской ход от Архангельска из-за происков иностранцев в 1619 г. был закрыт (ныне Мангазейское городище находится в северо-восточной части Тюменской области).

В начало


Характер русского присоединения края


Все эти пути сначала были разведаны и освоены вольными торговыми и «промышленными людьми». В обско-енисейской тундре и на нижнем Енисее они вели пушной промысел и оживленную торговлю, построили русские «городки» и промысловые зимовья. Мало того, присваивая себе функции государства, некоторые промысловики даже объясачивали часть местных жителей и «дань с них имели воровством на себя».


Ясак—дань-рента, взимавшаяся преимущественно пушниной с нерусского населения.


Не случайно отряды стрельцов и казаков начали вскоре приводить новые земли «под высокую государеву руку». Промысловые и торговые люди весьма враждебно встретили отряд в 150 человек во главе с воеводой князем Шаховским и стрелецким головой Данилой Хрипуновым,

Вид Мангазеи
которые прибыли на р. Таз в 1600 г. для строительства Мангазейского острога. В конце XVI — первом десятилетии XVII в. районы пушных промыслов и торгов русских «промышленников» охватывали нижний Енисей и течение Нижней и Подкаменной Тунгуски. Около 1610 г. началось путешествие торгового человека К. Куркина из Мангазеи по Турухану, Енисейской губе, вокруг западного побережья полуострова Таймыр до устья Пясины. Куркин рассказывал: «А Енисей глубок, кораблям по ней ходить можно не, и река угодна — боры и черный лес, и пашенные места есть, и рыба в той реке всякая такова ж, что и в Волге, и наши... промышленные люди по реке живут многие». Когда в 1607 г. мангазейский воевода Жеребцов ставил в устье Турухана укрепленное ясачное Туруханское зимовье, то в его округе уже находилось несколько промысловых зимовий. Вверх по Енисею до места постройки Енисейского острога тоже цепочкой шли русские зимовья. Фрагмент чертежа земли Енисейского уезда с городом С.У.Ремезова В 1619 г. отряд тобольских казаков во главе с Петром Албычевым и Черкасом Рукиным основал Енисейск (трехбашенную деревянную крепость со стенами по периметру более 400 метров). С этого времени огосударствление территории нижнего Енисея, Таймыра и Приангарья пошло интенсивней. Причем с 1620-х гг. промышленные и торговые люди стали содействовать этому процессу. У посланных для «проведывания новых землиц» мангазейских и енисейских казаков они были проводниками, а нередко — и дополнительной военной силой. Дело в том, что расширение промысловой деятельности русских и установление ясачного режима нарушали интересы коренных жителей. Вместо жалоб на использование их охотничьих угодий, а порой и грабежи, ясачные все чаще пускали в ход оружие. Они убивали промышленников и ясачных сборщиков, разоряли зимовья, станы и охотничьи ловушки. Поэтому ясачный сбор стали совмещать с охраной промышленных и торговых людей. Так постепенно начала сливаться вольнонародная колонизация с правительственной. Вместе с тем нельзя преувеличивать остроту и масштабность противодействия местного населения русскому проникновению. В противном случае малочисленным русским не удалось бы за каких-то тридцать лет пройти всю Восточную Сибирь и выйти к Тихому океану. Выдающуюся роль в этом процессе сыграли мангазейцы и особенно енисейцы. Но сохе земледельца и топору промысловика путь в самые благоприятные для хозяйственной деятельности места преградили сабля и аркан воинственных кочевников. Почти целое столетие енисейские кыргызские «князцы», которые возглавляли четыре княжества (Езерское, Алтырское, Алтысарское и Тубинское), подстрекаемые военно-кочевыми государствами северных монголов и ойратов-калмыков (Джунгария), сопротивлялись проникновению русских на юг. Они втягивали в борьбу рядовых кыргызов тюркоязычного происхождения и киштымов (данников), то есть подчиненные кето-самодийские, тунгусские и угорские племена, которые обитали в бассейне Енисея от Казачинского порога до Саян.

В начало


Основание Красноярска


Макет Красноярского острога Енисейский воевода Яков Игнатьевич Хрипунов первым поставил перед правительством вопрос о строительстве на среднем Енисее нового острога. Посланный им в 1623 г. сын боярский Андрей Дубенский выбрал для строительства плоский высокий мыс между Качей и Енисеем. Сделанный Дубенским чертеж был отправлен в Тобольск, а вскоре с его копией в Москву отбыл и сам автор. Хрипунов, посылая своего дальнего родственника в столицу, правильно рассчитал, что в случае положительного решения вопроса о строительстве лучшего исполнителя, чем Дубенский, трудно будет найти. Так оно и вышло. Хотя «городниками» обычно назначали более знатных дворян, царь Михаил Федорович Романов с думными боярами в нарушение местнического порядка определил к новому «острожному ставлению» на Енисее наиболее сведущего в этом вопросе Дубенского. Только в 1627 г., т. е. через два года после первого указа Москвы, его экспедиция выступила из Тобольска на 16 дощаниках, пяти лодках и одном струге. Вместо назначенных 500 служилых людей удалось набрать по сибирским городам лишь 303 человека.


Струг — речное гребное и парусное судно.


Дощаник — речное плоскодонное судно до 24 м длиной и грузоподъемностью до 12 тонн.


Печать Красноярского острога, приложенная к грамоте 1644 года Добравшись с большими трудностями и лишениями до Енисейска, экспедиция после весеннего ледохода с 17 мая 1628 г. (здесь и далее — даты по старому стилю) стала подниматься вверх по Енисею. Почти через два месяца пути, к середине июля, отряд Дубенского достиг намеченного места. Из разобранных дощаников сразу же был поставлен «городок дощатый», укрепленный надолбами — врытыми в землю столбами, соединенными сверху и снизу толстыми жердями. Надолбы довели до пристани, создав своего рода защитный коридор от «судового места» до места постройки острога. Принятые меры безопасности от внезапного нападения не были излишними. Хотя князец ближней Тюлькиной землицы, Татуш, встретил русских мирно и дал лошадей, но уже 26 июля пришлось отбиваться от налетевших кыргызов. Острог поставили Довольно быстро — с 6 по 18 августа, в первую очередь возвели стены, башни, амбары и Другие казенные здания.


Фрагмент памятника Дубенского в Красноярске Дубенский Андрей Ануфриевич (конец XVI—около 1640) происходил из старинного дворянского, но захудалого рода — младшей ветви столичных Хрипуновых-Аничковых-Ряполовских. Его предки из Дорогобужского уезда (Смоленщина) начали служить Московскому великому князю Василию II в 1425 г. (по др. сведениям — в 1445 г.). Несмотря на чинимые препятствия и трудности, Дубенский с честью выполнил обязанности «городчика» и первого красноярского воеводы. Был оправдан, будучи обвиненным енисейским воеводой в нецелесообразности строительства Красноярского острога. За сибирскую службу Дубенский из детей боярских был переведен в уездные дворяне. После Красноярска служил с 1631 г. в Курмышском уезде (Среднее Поволжье). Последнее известие о Дубенском—как о руководителе одного из отрядов самообороны в Москве во время предполагаемого набега крымских татар в 1634 г. Зная, что енисейские кыргызы не имели артиллерии, Дубенский распорядился рубить крепостные стены облегченного типа — «острог стоячий», а не «рубленый», т.е. в виде тына, а не городнями, как в некоторых сибирских городах. Высота тына малого города, судя по описанию 1761 г., составляла около трех с половиной метров. Острожные стены были усилены пятью башнями, из которых три являлись угловыми. Последние, квадратные в плане, смотрели в поле двумя сторонами, причем от линии стены они выступали на 2—3 метра вперед. Это было сделано для того, чтобы защитники могли поражать противника, подошедшего вплотную, вдоль острожных стен. На одной из башен была установлена затинная пищаль, стрелявшая картечью, а на другой — полковая пищаль, которую заряжали ядрами. Вид Красноярска Сразу же после возведения стен вокруг выкопали ров глубиной 3 метра и шириной около 10 метров. По дну рва установили «чеснок» — деревянный частокол из заостренных длинных кольев. Внешние укрепления острога удачно дополняла караульная вышка на самой высокой точке сопки Кум-Тигей (ныне Покровская) на левом берегу Качи (в настоящее время здесь стоит часовня, ставшая символом краевого центра). Внутри малого острога, как рапортовал Дубенский, «поставили анбар — Для наших хлебных запасов да съезжую избу... и тюрьму и воеводский двор». Построили также баню, «соболиный амбар» для ясачной пушнины и пороховой погреб. Внутри же острога срубили 30 избушек для казаков — по одной на каждый десяток. Строители составили первый гарнизон Красноярска. Они «прибирались в государеву службу» Дубенским в различных сибирских городах. Каждый десяток казаков дал на себя особую круговую поручную запись.


«Се аз десятник Никита Хохряков да ево десяток... (следует перечисление фамилий) поручились: быти нам на государевой службе на Красном Яру на житье в казаках и государева служба служити, а не воровати, корчмы... не держати, и зернью не играти, и не красти, и бежати, а кто из нас десяти человек сбежит и на нас на порутчиках, на мне Микитке и на товарищах моих, государево жалованье, денежное и хлебное, и пеня государева, в пене что государь укажет и наши поручиковы головы в его голову место...»


Поручная запись десятника Никиты Хохрякова со своим десятком о службе в Красном Яре // Безъязыкое Леонид. Красноярск изначальный. Красноярск, 1978


Корчма — постоялый двор, трактир, харчевня.


Зернь — небольшие косточки с белыми и черными сторонами, служившие предметами игры, особенно распространенной в XVI—XVII вв.


Пеня — штраф, денежный вычет.

В начало


Включение Хакасии в состав России


С первых дней Красноярску пришлось оружием и дипломатией утверждать право на свое существование. В «бунташном» XVII в. царское правительство еще не имело в Сибири значительных военных сил. Поэтому оно часто ограничивалось активной обороной, организуя на границе с «немирными киргизскими землицами» цепочку укрепленных острогов-крепостей, которая постепенно передвигалась к югу. Вместе с тем центральные и местные власти проводили политику, направленную на привлечение верхушки киштымов на свою сторону. Гибко использовались противоречия между государствами северных монголов и «черных» калмыков, которые тоже претендовали на господство в районах среднего и верхнего Енисея. Кыргызские князья, лавируя между монгольскими алтын-ханами и джунгарскими правителями — хунтайджи, долго не хотели даже делить свою власть и албан (ясак) еще и с русским, как они называли, белым царем». Их противодействие чаще всего носило характер грабительских набегов на русские селения и кочевья киштымов, принявших русское подданство. До 1647 г. борьба за юг Приенисейского края проходила без вмешательства других государств в русско-кыргызские отношения. Джунгария еще складывалась в единое государство. Северомонгольские алтын-ханы, главные сеньоры енисейских кыргызов, были заняты междоусобицами. Осторожная церковь в Мангазее Кыргызские князья, тайно вдохновляемые алтын-ханами, организуют в 1630, 1634, 1635 и 1636 гг. разорительные набеги на Красноярск и ближние деревни. Источники тех лет сообщали, что кыргызы побили много служилых, крестьян и ясачных на пашне, сенокосах, рыбных ловлях, «жен и детей у них в плен поймали... изжатый и насеяный хлеб выжгли и конями вытоптали». В результате ответных походов 1630—1640 гг. русские упрочили свое положение в ближних к Красноярску ясачных землицах и закрепились в бассейне среднего Кана и верхней Уды. В 1636 г. был основан Канский, в 1641 г.— первый Ачинский (очевидно, в устье реки Сереж) и в 1646 г. — Нижнеудинский остроги. В последующее до 1660 г. время воеводы Красноярска, действуя более дипломатическим путем, нежели оружием, добились серьезных успехов в объясачивании коренного населения среднего и верхнего Енисея. Самый тяжелый этап борьбы за северное Присаянье пришелся на 1660—1690 гг. В начавшейся войне с Джунгарией северомонгольский хан Лоджан терпит поражение. Он шлет послов в Москву, чтобы получить военную поддержку. Однако, пока воеводы Томска и Красноярска готовились к строительству острога для защиты Лоджана, хунтайджи Сенге действует быстро и энергично. Кыргызские князья вынуждены его поддержать. Джунгарские войска вторгаются в Хакасию и в 1667 г. наносят сокрушительный удар по силам Лоджана. Сам хан с семьей попадает в плен и подвергается обдуманному тяжкому бесчестью: ему отрубили по плечо правую руку, подписавшую договор с Россией, в рот, произнесший подданическую клятву Москве, положили обачье мясо. Так Сенге для всей «Киргизской земли» символически объявил Лоджана политическим мертвецом, а его соглашение с Россией — недействительным. Затем хунтайджи начинает открытые военные действия против России, добиваясь монопольного права на сбор албана с енисейских кыргызов и их киштымов. В мае того же 1667 г. соединенные силы джунгар, кыргызов и тубинцев осадили Красноярск, требуя выплаты албана со всех русских ясачных. Красноярцы отбились с большим трудом, потеряв около 200 человек убитыми. Окрестные деревни были сожжены, многие женщины и дети попали в плен, скот угнан. С 1670 по 1680 г. верховный князь енисейских кыргызов Иреняк почти ежегодно водил кыргызско-джунгарские отряды в разбойничьи набеги на Томск, Красноярск, остроги, деревни и юрты русских и ясачных. Особенно тяжел был набег в сентябре 1679 г., когда Красноярск оказался на волосок от гибели, а в уезде сожгли 16 деревень. Красноярск спас сидевший в тюрьме Василий Многогрешный.


Многогрешный Василий - Красноярский сын боярский, под началом которого были разгромлены основные силы Тубинского княжества (1692 г.). Бывший черниговский полковник, родной брат гетмана Левобережной Украины Демьяна Многогрешного. По обвинению в сепаратизме братья были приговорены к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь. Пять лет Многогрешный содержался в красноярском тюремном остроге. Когда Красноярск осадили и положение казалось безвыходным, казаки самовольно выпустили опытного воина для «устройства обороны». Многогрешный «...бился явственно, не щадя головы своей», руководил действиями стенной артиллерии. Когда опасность миновала, его зачислили в ряды Красноярского казачьего войска. Потомки Многогрешного до сих пор живут в Красноярском крае. Упорное сопротивление русских, внутренние распри и тяжелые затяжные войны с кыргыз-кайсаками и Маньчжурией вынудили нового хунтайджи Галдана отказаться от притязаний на полное господство в бассейне верхнего Енисея. Начиная с 1679 г. он уже добивается от России соглашения на установление «двоеданства». С 90-х гг. XVII в. начинается решающий этап в борьбе России за включение Северного Присаянья в свои пределы. Рост населения восточных уездов Сибири вызвал острую нехватку продуктов. Енисейский земледельческий район часто не мог дать нужного количества продовольствия, поскольку наиболее благоприятные в земледельческом отношении земли еще не были освоены. В Красноярском уезде по-прежнему не хватало своего хлеба. Не случайно в конце XVII в. начался в крупных масштабах сдвиг русского населения Приенисейского края на юг и юго-восток. С другой стороны, в России уже к концу XVII в. возросла потребность в пушнине. Из-за истребления зверя ее поступление все более сокращалось, а «заморская торговля», Азовские походы, Северная война и хозяйственные предприятия Петра I поглощали громадные средства. Правительство настойчиво требует от сибирских воевод упорядочения сбора ясака и «приискания новых землиц». По-новому в это время пытается подойти Петр I к рудным богатствам Урала и Сибири. Так, в 1697 г. на севере Кыргызской землицы на речке Каштак, притоке Кии (ныне это территория Томской области), была обнаружена серебряная руда. По именному указу Петра там поставили Каштацкий острог и в течение двух лет пытались наладить выплавку серебра. Для обеспечения безопасности рудознатцев правительство потребовало активной борьбы с енисейскими кыргызами. Изменившаяся внешнеполитическая обстановка в Южной Сибири также диктовала необходимость активизации России. Неоднократные переговоры и соглашения с главой енисейских кыргызов Иреняком и затем с его сыном Корчуном показали бесперспективность мирного исхода территориальных споров при продолжающейся зависимости князей от Джунгарии. В 1700 — 1701 гг. в результате походов на р. Абакан объединенных красноярских, томских и кузнецких отрядов (всего более 1200 служилых) были разгромлены основные силы кыргызов. Это усилило прорусскую ориентацию трудового коренного населения среднего и верхнего Енисея, видевшего в подданстве России конец разорительной системы «двоеданства» и возможность мирного труда. Усилились разногласия среди кыргызских князей относительно их дальнейшего политического курса. В этих условиях джунгарский наместник пошел на мирные переговоры с русскими властями, пытаясь успокоить недовольных князей (с другой стороны, он хотел получить передышку в борьбе с Россией). Переговоры 1701 г. окончились согласием всех кыргызских князей дать аманатов с езерцев и тубинцев, платить с их улусов ясак, прячем для сбора последнего они были готовы допустить «из Красноярска в кыргызы добрых людей».


Аманат—заложник из знатных «родовичей», которого брали с каждого крупного улуса для гарантии уплаты ясака. Аманата содержали под стражей и, если ясак вносился не полностью либо улус вообще выходил из повиновения, аманата морили голодом, а иногда и убивали.

В начало


Завершение присоединения края


Джунгарские зайсаны и кыргызские князья стали понимать безнадежность активной открытой борьбы с Россией. Джунгария в это время продолжала вести тяжелую борьбу с маньчжурским государством, с казахами и тянь-шаньскими кыргызами. В этих условиях хунтайджи с некоторыми кыргызскими князьями решают временно отказаться от борьбы с Россией за Енисей, рассчитывая опереться на нее в борьбе с главным врагом — Маньчжурской династией. Своеобразным выражением этого отказа была попытка переселить в 1703 г. енисейских кыргызов во внутренние районы Джунгарии. «И приехали де 2500 калмыков в Киргизскую землицу и киргиз де к себе загнали всех»,— сообщали оставшиеся. И хотя уведены были далеко не все, с этого времени русские не встречали на своем пути организованного сопротивления местных племен. Казаки передают ясак царю Федору Ивановичу Центральное правительство, осведомленное о событиях на среднем Енисее, требует постройки острога на Абакане, чтобы закрепиться в данном районе. Небольшой острог поставили осенью 1707 г. (это старое село Краснотуранское, ныне на дне Красноярского водохранилища). С основанием Абаканска в подданство России были приведены остатки енисейских кыргызов из ближних к острогу улусов Тубинской землицы. Однако власти со строительством Абаканского острога не считали край присоединенным, и эти опасения действительно были реальны. Продолжались набеги кыргызов на ясачные землицы. Ясачные Кайсотской, Саянской, Канской, Камасинской и Удинской землиц часто откочевывали за «Камень», то есть за Саянские горы, в Монголию. Макет Абаканского острога Правительство Петра I принимает меры против территориальных притязаний маньчжурских и джунгарских феодалов и Ухода ясачных. В 1716 г. в восточном углу Красноярского Уезда, во Внутренней Монголии, у озера Косоголь, ставится острог. В 1717 г. усиливают гарнизон Канского острога. Одновременно делается далеко идущая попытка закрепиться в верховьях Енисея путем строительства нескольких острогов перед и за Саянами. В том же 1717 г. красноярский дворянин Илья Нашивощников с тремя сотнями казаков поставил Саянский острог на правом берегу Енисея, у подножия Саян, в 120 верстах южнее Абаканского острога. Граница русских владений по верхнему Енисею окончательно была установлена в 1728 г. Кяхтинским миром с Маньчжурией. Она прошла по безлюдным вершинам Западного и Восточного Саяна.


Верста — мера длины, равная 1, 08 км.


Присоединение Приенисейского края имело огромное прогрес сивное значение для местного населения. Навсегда было покончено с грабительскими набегами монголов, калмыков и системой многоданства. Народ получил возможность мирного труда. Значительно обогатились его трудовые навыки и культурная жизнь. Темпы общественного развития в последующее время резко возросли.

В начало


Вперед      Назад